Топ-Статьи
Практика внедрения контрактов об увеличении добычи и соглашений о разделе продукции

Александр Романюк,

первый заместитель председателя правления АО «Укргаздобыча»

 

-          Александр Николаевич, сейчас УГВ завершает процесс привлечения подрядчиков к РЕС договорам. Расскажите, пожалуйста, что это за договора, зачем они нужны государству и УГВ?

-          РЕС – это контракты об увеличении добычи (production enhancement contracts), то есть договора, которые позволят повысить уровень добычи на истощенных и зрелых месторождениях. Эту идею мы готовили несколько лет. Ее основная цель заключается в том, чтобы привлечь партнеров на те месторождения, которые не являются приоритетными, которые сейчас находятся в Западной Украине, на которых сейчас невысокий уровень добычи, чтобы они полностью взяли в управление эти месторождения. Партнеров, которые будут избраны во время прозрачного конкурса, у которых есть опыт выполнения аналогичных работ. Победитель получит контракт, а это достаточно длительный контракт на 15 лет, это лучшая мировая практика. Компания, которая получит этот контракт, должна за свои средства поддерживать текущий уровень добычи, который существует в настоящее время, а также за свой счет увеличивать добычу настолько, насколько это возможно и экономически рационально. За эти услуги она будет получать с каждого добытого кубометра газа на уровне текущей добычи один тариф, а за увеличение уровня добычи от текущего - другой тариф.

Те компании, которые от нас потребуют меньшую величину этих тарифов и предложат инвестировать больше своих средств, и получат этот контракт. Эта практика популярна. Например, в Румынии более 1000 скважин находятся во внешнем управлении. Такая практика также распространена в Латинской Америке, Индии, странах бывшего СССР.

-          Что Вам известно о зарубежном опыте использования РЕС контрактов?

Мы ориентировались на опыт тех стран, которые недалеко от нас, на Румынию, компанию Petrom, это бывшая государственная компания, похожая по своим функциям на НАК «Нафтогаз».

В них уже много лет работают компании, которые занимаются управлением скважинами.

-          Где будут локализованы эти контракты территориально и какие фильтры были применены для выбора месторождений именно для этих контрактов?

-          Для пилотного проекта мы выбрали группу месторождений в Западной Украине. Суммарное количество газа, который сейчас добывается на этих месторождениях, около 300 млн. куб. м в год. Всю эту добычу мы поделили между двумя кластерами, в которые входят от трех до восьми месторождений. Среди них есть месторождения, на которых ведется добыча, и те, на которых ее вообще нет. Это те месторождения, которые находятся на завершающей стадии разработки, с большой степенью истощенности ресурсной базы, но у которых есть потенциал в глубоких горизонтах. Залежи, которые разрабатываются в Западной Украине, находятся на глубине одного, максимум трех километров. Одна из задач для компании, которая получит контракт - предложить варианты увеличения добычи. Один из вариантов - это проведение дополнительной разведки, сейсмика и бурение новых горизонтов, которые еще не эксплуатировались.

-          Какая сумма контрактов и сумма капиталовложений со стороны УГВ и государства?

-          Окончательную сумму контрактов мы будем знать после утверждения Наблюдательным советом компании-победителя. Эта сумма будет состоять из двух составляющих - первая - это тариф за каждый кубометр газа, который компания будет получать для поддержания текущего уровня добычи. Сейчас для того, чтобы добывать этот объем газа, мы несем операционные и капитальные затраты. С момента подписания контракта УГВ перестает нести как операционные, так и капитальные расходы, включая трудоустройство наших людей в компании-партнере, с которым мы подпишем контракт. Таким образом, общая сумма будет равняться объему добычи, умноженному на тот тариф, который компания запросит у УГВ в случае победы.

 

"Основная цель РЕС контрактов - увеличение добычи"

 

Если говорить об увеличении, то это и есть основная цель - увеличить добычу на этих месторождениях, которые не привлекают большого внимания руководства УГВ, поскольку вся основная добыча ведется в Центральной и Восточной Украине и эти ресурсы являются приоритетными.

Основная цель компании, которая победит в этом конкурсе - продемонстрировать увеличение добычи. Таким образом, она вкладывает свои средства. В условиях контрактов есть определенные minimal capital requirements, то есть минимальный объем капитальных инвестиций, который компания гарантированно вложит в увеличение добычи углеводородов на этих месторождениях. Та компания, которая предложит большую цифру, и должна стать победителем.

Вторая цель этих договоров - получить лучшие мировые практики по управлению истощенными месторождениями и повысить эффективность работы на этих месторождениях. Этот опыт может быть в дальнейшем использован на других месторождениях, находящихся на последних стадиях разработки в Центральных и Восточных частях Украины, если мы будем видеть, что сотрудничество с партнерами является полезным для УГВ, если мы увидим более быстрое увеличение добычи по сравнению с тем, когда мы это делаем самостоятельно.

-          16 декабря по инициативе Юрия Нагорняка и Ассоциации «Нефть и газ Украины», при содействии Андрея Жупанина, состоялся подкомитет ВРУ, который был посвящен трудноизвлекаемым запасам углеводородов. Какое Ваше личное отношение и отношение УГВ к проблематике трудноизвлекаемых запасов в Украине?

-          Отношение у нас очень положительное. Это очень важно, ведь весь потенциал существенного увеличения добычи в Украине находится именно в так называемых трудноизвлекаемых запасах. Трудноизвлекаемые запасы распределяются по категориям. Одна из этих категорий - это газ плотных песчаников или tightgas. На балансе Украины (согласно с Государственным комитетом по запасам) сейчас этих запасов плотных песчаников почти нет. А мы знаем, что традиционных запасов в Украине около триллиона или 900 млрд. кубометров. По оценкам наших геологов и специалистов, труднодобываемые запасы tightgas в Украине и на месторождениях УГВ составляют такую ​​же величину, как и уже разведанные запасы, которые находятся на балансе. Это также означает, что в Украине есть потенциал увеличить свою ресурсную базу в два раза. На старых традиционных запасах УГВ существенно увеличивать добычу газа невозможно. Прежде всего из-за слишком высокого естественного падения, слишком высокого истощения месторождений - около 80%. Поэтому идет борьба за компенсацию природного падения, чтобы существенно увеличить добычу, нужны новые залежи, традиционные или нетрадиционные.

 

"Себестоимость добычи трудноизвлекаемых углеводородов значительно выше"

 

Сейчас в Украине мы не рассчитываем найти или разведать большие новые традиционные залежи, а вот нетрадиционные точно есть и их много. Поэтому нужно создать условия как государственным, так и частным компаниям, чтобы они разрабатывали эти запасы. Для этого нужны прозрачные аукционы, это могут быть договора PSA или соглашения о разделе продукции. Также нужна стимулирующая рента. Традиционными или относительно «дешевыми» способами добывать этот газ невозможно. Надо применять новые и более дорогие технологии. Себестоимость добычи здесь значительно отличается от себестоимости добычи традиционного газа. Это не остановило США и в стране получили рекордные объемы именно в этих нетрадиционных залежах газа. И добились снижения себестоимости. В США это заняло 15-20 лет, пока они нашли технологии. Сейчас эти технологии известны, мы на месторождениях УГВ на некоторых коллекторах уже их опробовали, протестировали и получили положительный результат.

 

"ГРП и горизонтальное бурение - это те технологии, которые приведут Украину к экспорту газа"

-          О каких именно технологиях идет речь?

Основная технология, с помощью которой во всем мире происходит добыча - это технология гидравлического разрыва пласта. Она очень распространена и мы в УГВ о ней много говорили. Также технология горизонтального бурения, которая в Украине пока не очень распространена. Для этого нужно иметь мощные пласты. Вместе ГРП и горизонтальное бурение - это те технологии, которые приведут Украину к экспорту газа.

Для информации - в США выполняется до 30 тыс. ГРП в год на тех месторождениях, которые эксплуатируются. В РФ также выполняется до 10 тыс. ГРП в год.

-          Когда 16 декабря на подкомитете мы обсуждали технологии, то кроме ГРП и горизонтального бурения были названы современные сейсмические технологии и было указано, что такие технологии как колтюбинг и снаббинг - это те технологии, развитие которых государство также должно поддержать. Какое отношение Укргаздобычи к этим технологиям?

-          Четыре года назад для УГВ эти технологии еще не были стандартной практикой. Сейчас нет ни одной скважины, на которой не применяется колтюбинговое оборудование. Снаббинг мы еще не так широко применяем. Но это вопрос времени. Колтюбинговые установки - это значительно быстрее, эффективнее и дешевле, чем использование традиционных технологий.

- Как Вы думаете, для каких технологий или для каких месторождений рента должна быть снята вообще?

- Мы приветствуем те попытки, которые сейчас отечественная нефтегазовая индустрия делает для того, чтобы объяснить, что такое труднодоизвлекаемые запасы, что такое новые технологии и почему нужна стимулирующая рента.

"Те государства, которые заинтересованы в увеличении добычи и разработке трудноизвлекаемых запасов, применяют стимулирующую ренту к нулевой включительно"

На самом деле, сейчас не проблема добыть любые запасы. Современный уровень технологий позволяет дойти с бурением на любую глубину и получать добычу из коллекторов практически любой плотности. Но это вопрос себестоимости. Трудноизвлекаемые ресурсы требуют дорогих технологий. Поэтому те государства, которые заинтересованы в увеличении добычи и разработке этих трудноизвлекаемых запасов, применяют стимулирующую ренту к нулевой включительно.

Мы в отрасли считаем, что бурение на те глубины, которые ранее не были вовлечены в разработку, сверхглубокое бурение с высокими запасами, должно быть стимулировано. Это бурение, например, глубже шести километров, которое сверхсложное и где себестоимость строительства скважины растет в геометрической прогрессии. На более меньших глубинах при добыче нетрадиционных запасов существует два показателя - плотность и проницаемость, которые отличаются от традиционных запасов газа. Там нужно также, чтобы рента была если не ноль, то несколько процентов, потому что этих залежей много, но нужно создать условия, чтобы инвесторам независимо от формы собственности было целесообразно эти залежи разрабатывать.

"За последние 3,5 года УГВ провело более 400 ГРП. Это позволило поддержать и даже увеличить добычу на существующих месторождениях"

Это все невозможно без указанных выше технологий - и наклонно-направленное бурение, и ГРП - сейчас это традиционные способы строительства и завершения строительства скважины. Результатом того, что эти технологии до недавнего времени в Украине не очень широко применялись, стал уровень добычи, который мы сейчас имеем. За последние 3,5 года УГВ провело более 400 ГРП. Они в основном были выполнены на традиционных коллекторах. Это позволило поддержать и увеличить добычу на существующих месторождениях.

Эти технологии у нас уже есть, у нас есть лучшие иностранные специалисты, которые владеют этими технологиями и уже научили наших сотрудников работать с этими технологиями. Это наше будущее. Эти технологии нужно более широко использовать в Украине, а государству - позаботиться о стимулах на уровне ренты, упростить процедуры землеотвода участков для бурения. Чтобы для инвесторов, которые решились вложить 5-10 млн. долларов в строительство одной скважины, время на согласование разрешительных документов занимало не 2,5 года, как было четыре года назад, и не 6-8 месяцев, как сейчас. Прогресс конечно есть, но этот вопрос должен занимать не более 2 месяцев. И от этого все должны быть в выигрыше, и землевладельцы, и аграрии, которые будут получать рыночные компенсации за территории, где будет вестись добыча.

- Укргаздобыча последнее время значительно усилила свои позиции во время участия в аукционах. Вы пошли на применение PSA соглашений. Расскажите подробнее об этом. Какие вы возлагаете надежды на взаимодействие с компанией Vermilion?

- Это закономерный результат работы Укргаздобычи за последние четыре года. Если вспомнить программу 20/20, которая была разработана около 5 лет назад, одной из составляющих этой программы было открытие новых месторождений и добыча с новых месторождений, не открытых еще в то время в 2015 году. Программа предусматривала ежегодное получение УГВ до 20 участков для разведки от Геологической службы Украины. Этого, к сожалению, не произошло. Я думаю, вы помните ту бесконечную череду отказов, особенно от Полтавского облсовета, которая, по сути, привела к блокированию этой программы в части открытия и добычи с новых месторождений. Это ни много ни мало 3 млрд. кубометров, которые мы должны были нарастить, начиная с 2015 года. Может, это звучит странно, что Укргаздобыча испытывает ресурсный голод, но так и есть. Те месторождения и ресурсная база, которая есть у УГВ, истощена на 80%. Поэтому УГВ целенаправленно принимало участие в аукционах, которые проводила Государственная геологическая служба, а также в конкурсах на заключение соглашений о разделе продукции.

"Укргаздобыча впервые за всю практику принимала участие в аукционе СРП с канадской компанией Vermillion"

Мы впервые за всю практику принимали участие в этом конкурсе с канадской компанией Vermilion. Эта компания, по нашему мнению, является наиболее эффективным игроком в отрасли в части разведки месторождений. Они очень успешны в Западной и Восточной Европе в поисково-разведочном бурении и мы также надеемся, что их опыт поможет в управлении одним из участков, который мы вместе получили. Затем, после этапа разведки, один участок в управление возьмет Vermilion вместе с нами, а другой участок будет разрабатывать УГВ также вместе с Vermilion и будет руководствоваться общей технической комиссией, где будет равное количество представителей как Vermilion, так и УГВ.

Мы надеемся с помощью партнерства с Vermilion быстрее и дешевле дойти до промышленной добычи углеводородов на тех площадях, где вообще никакой добычи нет.

Также существует несколько участков, на которые мы самостоятельно подавали заявки и где мы победили. Там мы также будем применять свои лучшие практики и, если мы будем видеть полезный опыт, который применяется нашими партнерами Vermilion, будем его использовать на наших других участках.

В номере
 
Информеры
oilgasukraine@gmail.com
ООО "Ньюфолк нефтегазовый консультационный центр"
При копировании материалов с сайта ссылка обязательна.
Все права защищены © 2020